Брачный обыск /предбрачное свидетельство/

Брачный обыск /предбрачное свидетельство/ – процедура, совершавшаяся в период со II половины XVIII в. до начала ХХ в. (1918 г.) причтом православных храмов и состоявшая в сборе информации и документов о лицах, изъявивших желание вступить в брак. Целью брачного обыска являлось доказательство отсутствия препятствий к вступлению их в этот в брак (венчанию).

Свадебное свидетельство об отсутствии препятствий к венчанию (ГАНО. Ф. 410, оп. 1, д. 174 л. 4)

Свадебное свидетельство об отсутствии препятствий к венчанию (ГАНО. Ф. 410, оп. 1, д. 174 л. 4)

Согласно законодательству Российской империи, вплоть до начала ХХ в. регистрация брака для лиц православного вероисповедания производилась через обряд церковного венчания, который фиксировался в церковных метрических книгах. Венчанию предшествовала процедура брачного обыска.

В ходе брачного обыска, прежде всего, устанавливался факт отсутствия родства между лицами, пожелавшими вступить в брак. Родство по  брачному праву Российской империи подразделялось на 4 вида:

– родство кровное или плотское (с 1810 г.  в кровном родстве брак запрещен в прямой и боковой линиях до  4-й степени родства включительно);

– родство духовное (духовным родством называется родство,  возникающее при восприятии кем-либо крещенного  после таинства крещения.  Родство это (с 1810 г.) считалось препятствием к вступлению в брак лишь между  восприемниками, с одной стороны,  и воспринятыми и родителями последних,  с другой,  с 1837 г.  официально отменено духовное родство между восприемником и восприемницею);

– родство по усыновлению (Родство по усыновлению считалось препятствием к браку в следующих случаях: усыновителю с женой,  дочерью и внучкой усыновленного, а усыновленному – с матерью, теткой, сестрой, женой, дочерью и внучкой усыновителя, с конца XIX в. усыновление совершалось только гражданским путем и понималось как  родство гражданское, а не церковное и препятствием не служило);

– родство физическое (незаконное) (возникало от внебрачных связей, в царствование  Екатерины  II  Св.  Синод сформулировал правило: “дети, рожденные не от законной жены, которые будут известны, должны в браке почитаемы быть равно с законными детьми”. Этим правилом руководствовались в последующий период. Священники при обнаружении такого родства между лицами, желающими сочетаться браком, консультировались с епархиальными архиереями и руководствовались их указаниями).

В ходе брачного обыска выяснялись и другие обстоятельства: устанавливался факт вдовства или расторжения предыдущего брака для лиц, вступавших во второй брак; подавались документы, доказывавшие что вступающие в брак достигли установленного брачного возраста; для определенных категорий лиц (военнослужащие нижние чины, крепостные, лица с ограниченной дееспособностью и др.) следовало предоставить особые документы разрешающие им вступать в брак; для лиц, не достигших совершеннолетия, разрешения родителей или опекунов.

Параллельно с производством брачного обыска в праздничные или воскресные дни в храме трижды  происходило оглашение, а если невеста принадлежала к другому приходу,  то оглашение происходило и в ее приходской церкви.  Все, кто имел сведения о препятствиях к браку,  были обязаны сообщить об этом священнику не позднее последнего  из трех оглашений. 

Брачный обыск официально введен в 1765 г. С этого времени при храмах велись специальные обыскные книги. Кроме того, заводились книги брачных документов (или специальные дела, где эти документы накапливались и хранились). С 1825 г. предписано вести при церквах отдельные от метрических книг особые обыскные книги: «…впредь давать изъ Консистории же и Духовныхъ Правлений на каждую церковь для ведения обысковъ бѣлыя, прошнурованныя за скрЬпою Присутствующаго же книги, неограничивая времени, на сколько стать можетъ, сдѣлавъ на первомъ листъ каждой книги извѣтную для единообразия форму, какимъ образомъ оные должны быть священно и церковнослужителями писаны, по которой и вести уже имъ записку тѣхъ обысковъ въ самыя сіи книги передъ вѣнчаніемъ браковъ безъупущены…».

В ГАНО наиболее полно сохранились брачно-обыскные книги Николаевского Адмиралтейского собора. По другим храмам сохранились лишь отдельные документы, связанные с брачным обыском.

Полный набор документов, прилагаемых к обыску включал:

– прошение о вступлении в брак; 

– разрешение начальства (с подписью и печатью);

– свидетельство или удостоверение о разрешении на вступление в брак жениху, выданное купеческой или мещанской управой, если он принадлежал к этим сословиям; 

– паспорт, если жених или невеста были из другого прихода;

– метрическое свидетельство о рождении;

– свидетельство об исповеди и причастии;

– свидетельство об оглашении с подписями причта и церковной печатью;

– свидетельства о номере брака после вдовства или развода; указ консистории о разрешении повенчать 3-й брак (с 1840 г.);

– указ консистории о расторжении брака и разрешении вступить в новый;

– свидетельство о явке к исполнению воинской повинности от тех, кому исполнился 21 год (с 1871 г.);

– показание-обязательство для иноверцев при вступлении в брак с православными соблюдать законы Российской империи

На практике такого рода документов для отдельных категорий жителей Российской империи могло быть гораздо больше.

При вступлении в брак крепостных в качестве поручителей выступали их владельцы, дававшие разрешение на брак. Приведем пример такого разрешения:

«Даю сие от себя от себя свидетельство очаковскому приходскому священнику Федору Филипповичу в том, что желающие вступить в законный брак подданный мой холостой Никита Лариненко сын Архипенко с девицею моею ж подданной Парасковеею, Кирилла Дубовского дочерью и что они между собою никакого родства, свойства и других возбранительных правилами и законами к тому препятствий не имеют, а что он действительно вышеписанный Никита холост и от роду он женат не был. А ежели на случай после брака что либо открыться могло по всех сих вышеписанных доказательствах, выключаю перевенчавшего священника Федора Филипповича как по светской команде,  так и по духовному начальству, где следовать будут.  Во всем обязуюсь отвечать и не доводя его священника ни до каких малейших его убытков и волокит, в чем нас свидетельство дано от меня в слободе Кинбурлеевке за подписом моим и с приложением печати 1811 года октября 29 дня. Помещица Агафья Зорина, помещица Ефросиния Потапова» [ГАНО. Ф 169, оп. 1. д. 40, л. 147].

При вступлении в брак военнослужащего или приравненного к нему казенного мастерового таким поручителем выступал командир, дававший разрешение на вступление в брак:

«От Николаевской адмиралтейской кораблестроительной команды В вверенной мне команде кузнец 3-го класса Кузьма Корнилов имеет желание вступить в первый законный брак на изысканной им невесте умершего богоявленского поселянина Герасима Карпова родной дочерью Степанидою, имеющею отроду 14-ть лет, которых благополезно было б обвенчать. По формуляру состоит холост, от начальства ему жениться позволено. Мая 19 дня 1823 года. Корабельный мастер /подпись/».[ГАНО. Ф. 168, оп. 1. д. 266, л. 98]

В данном документе нельзя не заметить, что невеста еще не достигла брачного возраста, но фраза о том, что их «благополезно было б обвенчать» свидетельствует о том, что желание жениха ко вступлению в брак могло быть вынужденным в связи с беременностью невесты, в противном случае ему угрожало судебное преследование за совращение несовершеннолетней. Между тем, воинский начальник не имел права принудить подчиненного к вступлению в брак, это особо отмечалось в «Своде военных постановлений» 1859 г., подчеркивая, желание вступить в брак должно быть дано подчиненным добровольно.

Разнообразными были документы, удостоверявшие личность жениха и невесты. При отсутствии единой паспортной системы, к числу таких документов относились свидетельства полиции или городской думы, в которых приводились  дополнительные данные, такие, к примеру, как номер записи в ревизской сказке при последней ревизии (переписи населения) или же сведения об отбытии воинской повинности. Приведем пример подобного документа:

«Из Николаевской градской думы николаевскому мещанину Федору Девяткину в том, что он холост, от роду имеет 21 год и на вступление в законный брак со стороны городской думы препятствий не имеет, в чем вышепомянутая дума подписом и печатью удостоверяет июня 27 дня 1864 года. Гласный Оберемченко, секретарь Шилин, столоначальник Яковлев» [ГАНО. Ф. 168, оп. 1, д. 361., л. 27]

Личность невесты удостоверялась ее родителями (при необходимости прилагалась выписка из метрической книги), опекунами, при  их отсутствии – органом местного самоуправления:

«Умершего Богоявленского поселянина Герасима Карпова родная дочь девица Степанида, записанная в перепись под № 235-м, 14 лет, желает вступить в первый законный брак за матроза кузнечной команды 3-го класса Кузьму Корнилова, которой к бракосочетанию по показанию посторонних людей, никакого препятствия не имеется, о чем Богоявленская зборная изба подписом и с приложением печати свидетельствует июля 17-го дня 1823 года. Староста Максим Лимар, писарь Арсентий Новицкий» [ГАНО. Ф. 168, оп. 1. д. 266, л. 99].

Вдова при вступлении в брак обязана предъявить т.н. «вдовий паспорт» (свидетельство о вдовстве с перечислением детей и разрешением на проживание во всех местах империи)

Когда священник считал, что набор необходимых документов и сведений достаточен, Приведем образец полной записи результатов брачного обыска в церковной брачно-обыскной книге:

«1838 года по Указу его Имп. Величества Портового города Николаева Адмиралтейской соборной св. Григория церкви священник церковнослужители производили обыск о желающих вступить в брак, показалось следующее: жених, 15 рабочего экипажа мастеровой Антон Сергеев сын Медведев православного исповедания жительствует города Николаев… Невеста 12 рабочего экипажа умершего матера Ивана Лобанова жена Анна Трофимова дочь исповедания православного жительствовала доныне города Николаева в приходе сей же церкви. Возраст к супружеству имеют совершенный, жених 45 лет, а невеста 40 и оба находятся в здравом уму. Родства между ними духовного или плотского родства или свойства, возбраняющего по установлению святой церкви брак, никакого нет. Жених вдов после первого брака и невеста вдова после первого же брака, к бракосочетанию приступают они по своему взаимному желанию и согласно, а не по принуждению, родителей у обоих лиц в живых нет. По троекратному оглашению, сделанному в означенной соборной церкви 21 и 22 числа сего августа, никакого никем препятствия к сему браку не объявлено. Для удостоверения беспрепятственности сего брака имеются письменные документы. Дозволение ко вступлению в брак отношение командира 15 рабочего экипажа от 20 августа 1838 года за № 1430, а невесты имеются копия с вдовьего ее пачпорта, выданного 12 рабочего экипажа от 20 января 1836 года за № 31. Списаны с подлинника ниже сего. Посему бракосочетание означенных лиц предстоит совершить им в означенной соборной церкви сего 1838 года августа 26 дня. В означенное время при посторонних свидетелях. Что все, показанное здесь о женихе и невесте справедливо, в том удостоверяем своею подписью как мы сами, так и поручаем с тем, что если что и окажется ложным, то подписавшие повинны за то суду  по правилам церковным и законам гражданским.

Жених, 15 рабочего экипажа мастеровой Антон Сергеев сын Медведев. Невеста 12 рабочего экипажа умершего матера Ивана Лобанова жена Анна Трофимова, в вместо их неграмотных по их прошению и личной просьбе расписался писарь кораблестроительной экспедиции Афанасий петров сын Федоров

По женихе 15 рабочего экипажа строевой унтер-офицер Филипп Осипов сын Субботин, того же экипажа мастеровой Матвей Ларионович Худяков. По невесте 12 рабочего экипажа мастеровой Петр Андреевич Андреев и 10 ластового экипажа рядовой Аника Николаев сын Кисилев. А вместо их неграмотных подписал писарь кораблестроительной экспедиции Афанасий Федоров. Обыск проводили протоиерей  Антоний Волошинский, диакон Василий Иванов и пономарь Павел Черняховский» [ГАНО. Ф. 168, оп. 1, д. 254, л. 195-196].

Обязательным элементом конечного документа обыска брачного являются подписи жениха, невесты, их поручителей, а также священнослужителя – составителя документа, который его написал.

Поручители несли ответственность за подлинность данных, внесенных в брачно-обыскную книгу. В случаях, если сведения оказывались недостоверными, они могли быть наказаны в судебном порядке. Как правило, наказание заключалось в наложении разных видов церковной епитимии. Если же после завершения брачного обыска возникало какое-либо сомнение или непредвиденное препятствие, даже после того как уже была сделана запись в брачно-обыскной книге, священник сохранял право отказать в заключении брака. С подобным случаем сталкиваемся в брачно-обыскной книге Николаевского Адмиралтейского собора за 1836-1837 гг., в которой одна из записей перечеркнута и рукой священника дописано «Брак сей не чинить». За ошибки и ненадлежащее ведение обыскных книг для священно- и церковнослужителей вводились наказания вплоть до судебной ответственности «дабы каждый из них знал всю силу сего предписания, и не отговаривался бы неведением о том».

Во ІІ половине ХІХ в. устанавливался сокращенный текст записи обыска, а к концу ХІХ в. запись приобретала все более формальный характер, листы брачно-обыскных книг оформлялись в виде стандартного бланка, в который оставалось внести минимальное количество данных.

Таким образом, процедура брачного обыска имела целью сбор сведений о лицах, изъявивших желание вступить в брак, также выявить обстоятельства, которые могли послужить препятствием к заключению брака. 

 

Источники и литература:

ГАНО. Ф. 168, оп. 1, д. 6, 118, 254, 266, 361; Ф. 169, оп. 1. д. 40.

Романова, С.Н., Глуховская И.И. Указатель видов документов, содержащих генеалогическую информацию (ХУ1 в. – 1917 г.) /С.И. Романова, И.И. Глуховская // Вестник архивиста. – 1998. – № 4 (46). – С. 91-103.

Статина Н.В Обыскная церковная книга как документ, регулирующий брачные отношения / Н.В. Статина // Духовно-нравственная культура России: православное наследие: Материалы Всероссийской  научно-практической конференции – Челябинск, 2011.

Суворов, Н. С. Учебник церковного права / Н. С. Суворов. – М.: Зерцало, 2004.

Щукин В.В. Брачный обыск в Российской империи // В.В. Щукин // Людина і закон. Публічно-правовий вимір. Матеріали Міжнародної науково-практичної конференції «VII Прибузькі юридичні читання». 25-26 листопада 2011 р. – Миколаїв, 2011. – С. 72-74.

 

В.В. Щукин

 

Приложение

Брачно-обыскные документы

Билет

По указу его величества государя императора Николая Павловича самодержца Всероссийского и прочее, и прочее, и прочее

Объявительнице сего законной жене умершего в измаильской военно-временной сухопутной госпитали февраля 5-го 1831 года служащего  Черноморской флотской бригады 43 флотского экипажа квартирмейстера Кондратия Балабченки вдове Марии Киреевой дочери с имеющимся при ней сыном Василием 6 лет благоволено бы было со стороны воинского и гражданского правительства в российских городах, местечках и селениях где она жить пожелает, препятствия не чинить. Во уверение чего дан сей за подписом с приложением казенной печати при крепости Измаил апреля 4 дня 1831 года.

Командир 43 флотского экипажа /подпись/

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1., д.6, л. 5]

  

1809 года мая 12-го дня мы, нижеподписавшиеся, свидетельствуем по самой сущей справедливости и по чистой совести города Николаева соборной Адмиралтейской священномученика Григория великой Армении церкви протоиерею Евфимию Савурскому в том, что желающие вступить в законный брак Черноморской комиссионарной команды унтер-офицер 1 класса Гаврила Бабаев молодик  с девицею той же команды унтер-офицера Андрея Копышева с родной его дочерью Александрою Андреевою между собою никакого родства, свойства и других возбраненных правилами препятствий к тому бракосочетанию не имеют. А в случае нашей несправедливости подвергаем себя строжайшему по законам истязанию

Свидетели со стороны жениха комиссионарной команды унтер-офицеры 2 класса Егор Шарематов, Никита Сергеев. Со стороны невесты той же команды унтер-офицеры 1 класса Евсей Максимов, а вместо их неграмотных по их рукоданному прошению равно и за себя руку приложил унтер-офицер 3 класса Павел Юденич.

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1., д. 258, л. 10 об.]

 

Свидетельство

Я, нижеподписавшаяся, сим свидетельствую, что девица Катерина имеющая от роду 16 лет, с самого младенчества воспитывалась у меня, ныне по желанию ея, без всякого препятствия позволяю ей вступить в законный брак 42-го флотского экипажа с матрозом 1 статьи Алексеем Макаровым и в том подписом своим удостоверяю в городе Николаеве. Капитана первого ранга жена Авдотья Райтанина. Свидетельство, что действительно женою моею подписано в том подписом удостоверяю генваря 22 дня 1822 года Капитана первого ранга Райтулин

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1., д. 262, л. 32]

 

Морской артиллерии цехмейстера генерал-майора и кавалера Синицина.

Николаевской соборной Адмиралтейской Григория Великой Армении церкви благочинному протоиерею Стефану Заушкевичу

Дворовой крепостной мой человек Егор Захаров сын Филиппов, имеющий отроду 33 года просит  вступить в первый законный брак с дворовой крепостною моею Александрою Матвеевою дочерью Карачаровою 18 лет и на то от меня позволение, кои между собою никакого родства и свойства не имеют и других законопрепятствующих причин, вот почему и прошу Ваше Высокопривелебие обвенчать их в здешней Адмиралтейской григорьевской церкви.

генваря 25 дня 1822 года. Цехмейстер генерал-майор Синицин.

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1., д. 262, л. 32]

 

Объявительнице сего вдове, жене умершего Черноморского 10 флотского экипажа матроза 1-й статьи Гаврилы Аврага Матрене Родионовой дочери с сыном Карпом 6-ти месяцов, благоволено было от гражданского правительства в местностях Херсонской губернии где пожелает чинить позволение проживать, которая приметами росту среднего, лице круглое с веснушками, нос посредственной, глаза серые, волосы черные, от роду 24 года. Малолетнего же сына Карпа, по достижении семи лет, должна она Аврагова представить в военно-сиротское отделение. Дан от Черноморской хозяйственной экспедиции в Николаеве. Генваря 16 дня 1823 года.

Обер-штер-кригс-комиссар /подпись/

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1. д. 266. л. 32.]

 

Свидетельство

Из Николаевской градской полиции отставному квартирмейстеру в том, что он подлинно имеет у себя родную дочь девицу Федосью, которой, как из представленного им об этом пашпорта, выданного из хозяйственной экспедиции в 30 день сентября 1822 года за № 8349 видно. Имеет от роду девятнадцать лет, которой к выходу в замужество препятствия никакого нет, о чем и дано сие ему  из объявленной градской полиции за подписями и с приложением казенной печати июня 3 дня 1823 года.

Полицмейстер /подпись/ Печать Николаевской городской полиции

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1. д. 266. л. 49.]

 

Свидетельство

Дано крепостной девке моей Марине Ивановой дочери в том, что от нижеписанного числа увольняю ее из крепостного звания, с тем, что она, Марина, живши на воле и свободе, может избрать по своей расположенности жительство и выйти в замужество  по своему произволу и ни в чем ей, яко вольной впредь препятствовать не буду, в чем собственноручно подписываюсь и герба моего печати приложил.

Одесса 4 сентября 1823 года Херсонского уезда помещик и кавалер отставной майор Феликс де Рибас

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1. д. 266. л. 96.]

 

Свидетельство

Сим свидетельствую, что у матроса 33-й флотского экипажа Василия Лаврентьева сына Лаврентьева и жены его Марии Спиридоновой родилась дочь Анастасия  тысяча вьсемьсот сорок седьмого года месяца октября двадцать седьмого числа. Крещена мною октября тридцатого дня. Воспреемники были: 12-го рабочего экипажа мастеровой унтер-офицер Александр петров сын Петров и 32-го флотского экипажа унтер-офицера Авраама Семенова сына Семенова жена Матрена Димитриева дочь и в метрическую книгу Николаевского Адмиралтейского собора записаны 1847 года ноября 21 дня г. Николаев Николаевского Адмиралтейского собора протоиерей Павел Кондрацкий. Личная печать

[ГАНО. Ф. 168, оп. 1, д. 361, л. 45.]

 

Кинбурнского коменданта полковника Штегмана 2-го 15 августа 1827 г.

 Очаковской св. Николая церкви священнику Денисию

Находящемуся при Кинбурнском почтовом катере Черноморского флота 6 ластового экипажа квартирмейстеру Иону Федорову на дочери умершего отца ее Очаковского мещанина Якова Кузовка Пелагее Яковлевой в законный брак позволяю и препятствий никаких нет. Он вдов.

 Комендант полковник Штегман

[ГАНО. Ф. 169, оп. 1. д. 40, л. 414]

Posted in Б, Органы власти и организации, Религия и церковь, Статьи, Щукин В.В..