Фаберова дача, Фаброва дача, Фабра хутор

Фаберова дача, Фаброва дача, Фабра хутор ─ земельное владение (дача), на Николаевском полуострове, принадлежавшее купцу Якову-Францу Фабре (Фабру).

В 1873 г. петербургский купец родом из Женевы Франц Фабре обратился к Г.А. Потемкину с прошением о том, что он желает с семьей и компанией “водвориться в Херсоне”, т.е. стать херсонским помещиком, для чего просил  чтобы ему отмежевали 500 десятин удобной земли, облюбованной им в устье Ингула, 27 августа того же года Я.-Ф. Фабре попросил еще добавить ему там же еще 1000 десятин удобной земли, что в общей сложности составило  1500 десятин, фактически в его владении оказалась большая часть Николаевского полуострова, образуемого слиянием рек Ингула и Южного Буга. Земли, щедро раздававшиеся во владение частным лицам на малозаселенных южноукраинских землях, в официальных документах того времени  назывались дачами.

В 1784 г. земля ему была отмежевана, и Яков-Франц Фабре стал обзаводиться хозяйством на полуострове.

Основной проблемой, которая вызывала недовольство у Я.-Ф. Фабре, было то, что чиновники Екатеринославского Наместничества долго не выдавали ему планы и межевые книги, без которых он не мог официально считаться владельцем земли. По этому поводу  29 июля 1784 г. санкт-петербургский купец Франц Фабре подал на Высочайшее имя следующую челобитную:
“Бьет челом владелец санкт-петербургской купец Яков Андреев сын Франц Фабре, а о чем мое челобитье, тому следуют пункты:

1-е. Сего 1784 года отмежевана мне, по повелению Его Светлости высокоповелительного господина генерал-фельдмаршала, государственной военной коллегии президента, сенатора, Екатеринославского и Таврического генерал-губернатора, всех российских и разных орденов кавалера князь Григория Александровича Потемкина в Херсонском уезде при реках Буге и устье Ингула под заведение плантации земли…”. В конечном итоге Ф. Фабре получил свои 1500 десятин земли «для вечного и потомственного владения с обязательством использовать землю для разведения хлебных плантаций, виноградников, садов и огородов»

Согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г. к Российской империи отошли земли между реками Днепром и Южным Бугом, принадлежавшие ранее Турции, граница между двумя государствами проходила по Южному Бугу, таким образом, земли, принадлежавшие Ф. Фабре, находились в небезопасной приграничной зоне, где время от времени случались нападения турецких отрядов.

Летом 1787 г. (по общепринятой версии) турки, по-видимому, жившие в Каранье-Кире, (совр. Коренихе), переправились через Бугский лиман,  и напали на часть Фабровой дачи, что на Виноградной косе у источника (совр. яхт-клуб). Они разорили имение и убили бывшую там служанку. По этому поводу Франц Фабре обратился с протестом к русским властям, с требованием компенсировать понесенные им убытки. Николаевская исследовательница Н.А. Кухар-Онышко на основе записок Ф. де Миранды, описавшего этот эпизод в декабре 1796 г. со слов пострадавшего, делает вывод о том, нападение на Фаброву дачу произошло летом 1786 г.  Стоит также обратить внимание и на то, что в описании Ф. де Миранды в качестве нападавших фигурировали казаки-разбойники, а не турки.

К этому времени князь Г.А. Потемкин, спустя почти десять лет после основания г. Херсона, пришел к выводу, что место для города и верфи  выбрано неудачно. Во-первых, они располагались далеко от моря – чтобы дойти до Днепро-Бугского лимана, надо было преодолеть тридцать верст довольно узкого и мелководного Днепра; во-вторых, место гнилое – вокруг города масса островов и плавней, покрытых сплошь камышом, этакий рассадник вредных испарений, которые тогда считались причиной многих эпидемических  болезней, среди которых болотная лихорадка была неизменной спутницей жизни; в-третьих, мелководные песчаные бары в устье Днепра, которые невозможно было “прочистить” – они каждый год наносились заново мощным течением Днепра; поэтому корабли приходилось проводить из Херсона в Лиман на камелях (род понтонов), что было дорого и хлопотно. Только в Глубокой Пристани, что у Станислава, корабли можно было спускать с камелей и довооружать до полного комплекта; в-четвертых, весной часть города и Адмиралтейства затапливались мощным паводком.
Григорий Александрович решил, что надо искать новое место для верфи. Это он поручил своему ближайшему помощнику Михаилу Леонтьевичу Фалееву.  Вскоре место было найдено, этому помогла жалоба, поданная в его канцелярию Францем Фабре.

Потемкин отправил полковника М.Л. Фалеева на Фаброву дачу, чтобы оценить убыток и уладить этот инцидент с турецкой стороной. По этому поводу была составлена опись имущества дачи. Владелец за прошедшее время успел построить три усадьбы в разных местах: у нынешнего Ингульского моста, в районе Спасского мыса и в Спасске, рядом с современным яхт-клубом. По описи от 1 ноября 1787 г. эти усадьбы включали:

а) основной дом “в урочище Виноградной косе” (в Спасске), состоящий из двух “покоев” (комнат), прихожей и кухни; еще один домик “о двух покоях”, погреб, криницу, водяную мельницу, работавшую от Спасского источника, сарай, птичник; “по сторонам его саморослых небольшое число разных дерев как то груш, терновнику и прочего”;

б) при устье реки Ингул “на горе” – гумно, сарай, “сарайчик малый”, землянка и 90 колен ржи;

в) на берегу Ингула, “где перевоз”, – дом из камня “о четырех покоях”, две землянки, кузница, шинок, изба, сена 5 скирд;

г) “над Богом в урочище Косе Осницкой саморослого разного дерева мелкого как то березы, осины, груш, терновнику и прочего по разным местам кустами окружностью по примеру верст до двух” (Лески).

Ко всему этому следует добавить еще и берега двух рек, богатых рыбой и водоплавающими птицами.

Фабре мудро распланировал хозяйство – на Виноградной косе у источника – основной-господский дом с мельницей и крупорушками, на Спасском мысу – хлебопашеская часть, а у перевоза, через который шла дорога от Станислава до Ольвиополя, он основал постоялый двор и шинок – очень доходное дело. И за все это богатство Франц Фабре заплатил русскому государству по 3 копейки за десятину. Всего 45 рублей и 3/4 копейки.

Пока М.Л. Фалеев улаживал с турками это приграничное происшествие, он успел выполнить поручение Г.А. Потемкина по обследованию устья Ингула. Вернувшись, полковник доложил, что в устье Ингула есть хорошее место для корабельной верфи, на что последовало немедленное распоряжение князя об основании новой верфи. Но тут выяснилось непредвиденное препятствие: земля эта оказалась частной собственностью, так как несколько лет назад сам же Г.А. Потемкин распорядился продать ее Францу Фабре.

Князь не счел это серьезным препятствием, он тут же велел аннулировать купчие Фабре и выкупить земли назад в казну. Вследствие такого распоряжения Екатеринославское наместничество 2 сентября 1787 г. определило исключить из владений Ф. Фабре отведенную ранее землю и передать ее в казну. Поводом для такого шага было то, что Турция объявила войну России и дача Ф. Фабре оказалась в прифронтовой зоне, земли которой отчуждались в казну, а люди, проживавшие на этих землях, подлежали переселению вглубь российских территорий.

Ф.А. Фабре в том же году распоряжением Г.А. Потемкина назначен директором Судакских и иных садов в Таврической области.

На землях, которые теперь вновь стали казенной собственностью уже в следующем году была заложена верфь и началось строительство нового города, который в 1789 г., сооружение которых было поручено тому же полковнику М.Л. Фалееву. Часть Фаберовой дачи у Спасского источника получила название Спасское урочище.

27 августа 1789 г. Г.А. Потемкиным выдан ордер (№ 1065) М.Л. Фалееву, в котором говорилось: «Фаберову дачу именовать Спасское, а Витовку – Богоявленское, нововозводимую верфь на Ингуле – город Николаев».

 

Источники и литература:

Ге Г.Н. исторический очерк столетнего существования города Николаева при устье Ингула (1790 – 1890) / Г.Н. Ге – Николаев: Русская типолитография, 1890.

Крючков Ю.С. История Николаева от основания до наших дней / Ю.С. Крючков – Николаев: Возможности Киммерии, 1996.

Крючков Ю.С. Старый Николаев. Топонимический словарь-справочник / Ю.С. Крючков – Николаев: Изд. Ирины Гудым, 2008.

Кумани Н.П. Николаев / Н.П. Кумани // Морской сборник. 1861 г. – № 10.

Николаеву 200 лет, 1889 – 1989: Сборник документов и материалов – К.: Наукова думка, 1989.

Кухар-Онышко Н. Первый гражданин Николаева Фалеев Михаил Леонтьевич (Исторический портрет) / Н.А. Кухар-Онышко — Николаев: Возможности Киммерии, 2010.

 

Ю.С. Крючков

Posted in История населенных пунктов, История Николаева, Крючков Ю.С., Персоналии, Статьи, Топонимика, Ф.