Прокопий (в миру Титов Петр Семенович) (25.12.1877 г. г. Кузьминск /Томск/ – 23.11.1937 г. г. Турткуль)

Прокопий /в миру Титов Петр Семенович/ (25.12.1877 г. г. Кузьминск /Томск/ – 23.11.1937 г. г. Турткуль) –  архиепископ Одесский и Херсонский, причислен Русской Православной Церковью к числу новомучеников и исповедников Российских.

Архиепископ Прокопий

Архиепископ Прокопий

П.С. Титов родился 25 декабря 1877 г., по одной версии – в г. Томске, в семье протоиерея Томского кафедрального собора; по другой – в г. Кузьминске Томской губернии в семье местного священника отца Симеона Титова. Первоначальное образование Пётр получил дома. Когда ему исполнилось девять лет, он поступил в духовное училище, а затем в семинарию города Томска, которую окончил в 1897 г.

Обучался в Томской духовной семинарии. В 1901 г. окончил Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия и назначен учителем Томского духовного училища.

21 августа 1901 г. в Свято-Успенском мужском монастыре города Уфы Пётр Титов принимает монашеский постриг с именем Прокопий, а 23 августа рукоположен в сан иеромонаха. 7 сентября того же года переведен заведующим Томской церковно-учительской школой. С 1906 г. преподавал в Иркутской духовной семинарии. В 1908 г. соборный иеромонах. С 1909 г. – помощник начальника училища пастырства в Житомире в сане архимандрита.

30 августа 1914 г. Прокопий возведен в сан епископа Елисаветградского, викария Херсонской епархии, в состав которой входила и территория современной Николаевской области.

Участник Священного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. в Москве. На Соборе сделал доклад о святителе Софронии Иркутском и подписался под актом о причислении его к лику святых. На Соборе был поставлен во главе Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры в Петрограде. С 14 декабря 1917 г. назначен  настоятелем этого монастыря. В январе 1918 г. при неудавшейся попытке захвата Лавры красногвардейцами, Прокопий объявлен арестованным за отказ оставить монастырь и предоставить его для размещения в его помещениях лазарета. Монахи ударили в набат, по сигналу которого в монастырь сошлось много народа и красногвардейцы были вынуждены отпустить Владыку покинуть Лавру. В январе 1918 г. епископ определен наместником Лавры, находился на этой должности до апреля 1918 г.

После окончания Священного Собора епископ Прокопий вновь выехал на Украину. С 1919 г. он возобновил служение в качестве епископа Николаевского, викария Одесской епархии. А с 1921 г. – епископа Одесского и Херсонского. С установлением советской власти епископу пришлось вести борьбу за сохранение храмов и приходов православной церкви, противодействовать возраставшему влиянию обновленческого движения, и движения украинских автокефалистов, поддерживаемых советскими органами власти и самовольно захватывавших храмы.

Епископ Прокопий открыто выступил против развернувшейся в 1922 г. кампании по изъятию церковных ценностей, что вызвало особое раздражение местных органов власти.  16 февраля 1923 г. епископ  арестован  «за противодействие изъятию церковных ценностей и за тесные сношения с добровольческим командованием при генерале Деникине» Поводом к репрессиям послужили обвинения в том, что несколько лет тому назад он устраивал молебны для белогвардейцев и собирал для них пожертвования

Владыка заключен в Херсонскую тюрьму, а 26 августа был переведен в Одесскую.

После ареста Владыки Херсоне создана нелегальная религиозная община духовных единомышленников Владыки под руководством священника
отца Иоанна Скадовского и диакона Михаила Захарова. Богослужения совершались на квартире диакона М Захарова Имя епископа Прокопия постоянно поминалось за богослужением. В дальнейшем члены общины осуществляли постоянную связь Владыки с херсонской паствой, собирали для него посылки и передачи, сопровождали его на этапах, доставляли ему передачи и письма, благодаря которым он был в курсе всех епархиальных дел. Невзирая на последовавшие заключения, этапы и на непрекращающиеся ссылки,
архиепископ при первой возможности отвечал на все письма. В своих ответах он не только утешал скорбящих, но и делал распоряжения, давал советы и благословлял. Он вплоть до мученической кончины оставался не только формально, но и реально главой своей епархии.

Впоследствии, излагая следователю историю своего ареста в Херсоне, владыка Прокопий сказал:

«В 1923 году в связи с появлением в Церкви обновленчества, к которому я по своим убеждениям не примкнул, я был привлечен к суду за содействие белым; меня обвиняли в том, что я для белых устраивал молебствия и сбор пожертвований. Последние устраивали в церквях, но не по моему распоряжению, а по распоряжению управляющего епархией епископа — викария Алексея Баженова, который сейчас служит обновленческим митрополитом в Казани. Он к ответственности привлечен не был, потому что был тогда уже обновленцем. Местные правительственные органы к новым течениям- ориентациям церковного характера относились лучше, нежели к Церкви. Им больше давалось привилегий в отдаче храмов: группа верующих небольшая, а им давали храм, а в нем отказывали нашей группе. Им легче разрешали созыв собраний… Пример следующий относительно Алексея Баженова: его к ответственности не привлекали, а других, одинаково виновных, привлекли».

Популярность епископа Прокопия была столь велика, что православное население  Херсона, Николаева и Одессы выбрало группу уполномоченных, чтобы хлопотать о его освобождении. Ими подано прошение Патриарху Тихону с просьбой ходатайствовать об освобождении епископа Прокопия. Они писали: «Осмеливаемся ходатайствовать перед Вашим Святейшеством о направлении по адресу прилагаемого обращения нашего к советской власти об освобождении нашего дорогого архипастыря епископа Прокопия (Титова) и об оказании возможного содействия с Вашей стороны к наискорейшему возвращению епископа Прокопия к его любящей пастве». 25 октября 1924 г. ходатайство Патриарха Тихона было подано в ОГПУ.

Епископ Прокопий приговорен к расстрелу, который заменили высылкой за пределы Украины. 12 января 1925 г. он освобожден и выехал в Москву. Патриарх Тихон  ввел епископа Прокопия в состав Синода Русской Православной Церкви. 7 апреля того же года Патриарх Тихон скончался и епископ Прокопий участвовал в избрании митрополита Петра (Полянского) на пост Местоблюстителя в соответствии с завещанием умершего Патриарха.

В июне 1925 г. Владыка вновь  назначается архиепископом Херсонским и Николаевским. Однако на этом посту ему пришлось пробыть недолго. Осенью 1925 г. власти провели акцию по уничтожению канонического управления Русской Православной Церкви, в ходе которой арестованы десятки выдающихся архиереев во главе с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Петром. В числе других иерархов 19 ноября 1925 г. арестован и архиепископ Прокопий. 26 мая 1926 г. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило архиепископа Прокопия к трем годам заключения; он отправлен в Соловецкий концлагерь. Несмотря на арест и приговор, Владыка не был смещен со своей должности. Это произошло лишь сентябре 1928 г. по распоряжению митрополита Сергия и вызвало  недовольство у многих священнослужителей Херсонской епархии.

Владыка Прокопий был избран старшим соловецким архиереем. Он участвовал в составлении “Соловецкого послания” (обращения к правительству СССР православных епископов из Соловецкого лагеря).

В декабре 1928 г. без предъявления нового обвинения архиепископа Прокопия приговорили к трем годам ссылки на Урал и  сослали сначала в Тюменский, а затем в Тобольский округ, затем в 1931 г. – к трем годам ссылки в Казахстан. После освобождения в 1934 г. архиепископ Прокопий приехал в г. Камышин Сталинградской обл. и поселился у священника Иоанна Скадовского, но через две недели, 2 октября, архиепископ был арестован по подозрению в монархической и антисоветской деятельности. Арест владыки Прокопия был в какой-то мере случаен. НКВД собирался арестовать жившего в ссылке епископа Иоасафа (Попова) и близких ему людей, в это время приехал архиепископ Прокопий.

Во время допроса он подчеркнул:

«Я считаю себя человеком аполитичным, — ответил владыка, — однако я являюсь убежденным последователем Православной Церкви и, как представитель последней, естественно, не могу относиться безразлично к тому, какая власть существует в стране, — преследующая Церковь или, наоборот, покровительствующая Церкви. Совершенно естественно, что к политическому режиму, который покровительствует деятельности Церкви, у меня больше симпатий, чем к политическому режиму, который преследует Церковь или ограничивает свободу ее деятельности. В этом отношении я разделяю симпатии Скадовского к идее монархической власти, возглавляемой монархом — помазанником Божьим… Должен оговориться, что сказанное мною не означает, что я являюсь сторонником насильственного свержения советской власти и восстановления монархии. Добиваться свержения советской власти и вести в этом направлении какую-либо политическую работу я не считаю для себя возможным, как для представителя Церкви, к тому же я считаю, что идея неограниченной монархии в настоящее время отжила свое время, и наиболее желательным в существующих условиях для меня представляется строй, обеспечивающий полное отделение Церкви от государства и гарантирующий Церкви полную свободу и невмешательство государства во внутреннюю жизнь Церкви.

— Что вы можете сказать по существу предъявляемого вам обвинения?

— С момента моего освобождения из ссылки в апреле 1934 года я никаких деяний против власти и никакой агитации не проводил. Виновным себя ни в чем не считаю».

11 января 1935 г. следствие закончено. Архиепископ Прокопий обвинялся в том, что «будучи контрреволюционно настроенным и имея монархические убеждения, примыкал к организованной Поповым контрреволюционной группировке церковников в городе Камышине, куда был специально вызван членом группировки Скадовским».

17 марта 1935 г. Особое Совещание при НКВД СССР приговорило архиепископа Прокопия и священника Иоанна Скадовского к пяти годам ссылки в Каракалпакию в город Турткуль, куда они прибыли 7 мая того же года. Поселились в одном доме. Вскоре к ним приехала супруга отца Иоанна, Екатерина Владимировна, отдавшая всю свою жизнь помощи ссыльному духовенству. Два года прожили здесь архиепископ и священник. Они устроили в доме небольшую молельню и часто служили, не отказывая и тем из жителям поселка, кто желал исповедаться или причаститься.

Летом 1937 г. правоохранительные органы через осведомителей собрали сведения о ссыльных, провели ряд допросов со специально подготовленными свидетелями. Один из таких «свидетелей» показал:

«Будучи религиозным, я случайно узнал, что в городе Турткуле по Чимбайской улице в доме № 40 организована молельня, в которой происходит богослужение. В один из воскресных дней в начале августа 1937 года я отправился в эту молельню для того, чтобы прослушать литургию. Прежде чем допустить меня в церковь, священник Скадовский спросил меня, давно ли я говел, и когда я ему ответил, что лет десять тому назад, то на литургию меня не допустил, а предложил в один из ближайших дней прийти на исповедь. Через несколько дней я пришел на исповедь, и Скадовский, допустив меня в молельню, стал меня исповедовать. Во время исповеди Скадовский вел контрреволюционную агитацию… После окончания исповеди в доме, где живут Титов и Скадовский, тут же при молельне, оба они в моем присутствии продолжали вести контрреволюционную агитацию, убеждать меня в том, что единственная законная власть — это монархический строй, что советскую власть признавать не нужно, а надо против нее всячески бороться. В целях того, чтобы их контрреволюционная деятельность не была раскрыта органами советской власти, Титов и Скадовский в присутствии нескольких лиц вести контрреволюцонную агитацию остерегаются и предпочитают обрабатывать верующих в контрреволюционном духе один на один.

Ввиду того, что я, хотя человек и религиозный, но придерживаюсь той группы церковников, которые признают советскую власть, то решил сообщить об этом органам НКВД, что и сделал».

24 августа 1937 г. архиепископ Прокопий и священник Иоанн Скадовский арестованы. Начались их допросы с применением пыток, архиепископ и священник держались мужественно. Владыка стойко отрицал навязываемые ему обвинения в антисоветской пропаганде. Через месяц следствие было закончено. Обвинительное заключение гласило: «Прибыв в ссылку в город Турткуль… Титов… и Скадовский… организовали нелегальную молельню, в которой занимались совершением религиозных обрядов и сколачиванием религиозной контрреволюционной группы…»

Еще через месяц, 28 октября 1937 г.  Тройка НКВД приговорила архиепископа Прокопия и священника И. скадовского к расстрелу. 23 ноября 1937 г архиепископ Одесский и Херсонский Прокопий (Титов) и священник Иоанн Скадовский были расстреляны в г. Турткуле и погребены в общей могиле. Ее местонахождение неизвестно.

Священномученик Прокопий прославлен в 1996 г. Священным Синодом Украинской Православной Церкви, а также причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. для общецерковного почитания. День памяти новомученика Прокопия отмечается 23 ноября.

 Пастырское служение архиепископа Прокопия уникально тем, что он трижды занимал пост Владыки Херсонской епархии.

Сведений о реабилитации обнаружить не удалось

 

Источники и литература:

Білокінь С.А. Прокопій /С.А. Білокінь // Енциклопедія історії України – Т. 9. – К. : Наукова думка, 2012. – С. 25.

Житие священномученика Прокопия, архиепископа Херсонского/ Сост. прот. Н. Доненко – Люберцы : Издательство храма Преображения Господня, 2000.  

Поименный Собор Соловецких новомучеников ХХ в. [Электронный ресурс].  Режим доступа: http://www.solovki.ca/new_saints_12/12_09.php

Прокопий (Титов) (1877-1937), архиепископ Одесский и  Херсонский,священномученик [Электронный ресурс]  // Древо. Открытая православная энциклопедия. Режим доступа: http://drevo-info.ru/articles/2565.html

Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии: ХХ столетие – СПб., 1999. – С. 11. 

Цыпин В., прот. История Русской Церкви, 1917–1997. – Т. 9. – М., 1997.  

 

В.В. Щукин

Posted in П, Персоналии, Религия и церковь, Статьи, Щукин В.В..