Вейцман (Вайцман) Хаим Ацриэл (27.11.1874 г., Мотоль – 9.11.1952 г., Реховот)

Вейцман  (Вайцман) Хаим Ацриэл (27.11.1874 г., Мотоль – 9.11.1952 г., Реховот) – один из крупнейших деятелей международного сионистского движения, первый президент Государства Израиль.

Портрет Х. Вейцмана. Худ. О Берли 1936 г.

Портрет Х. Вейцмана. Худ. О Берли 1936 г.

Родился 27 ноября 1874 года в местечке Мотоль Пинского уезда Минской губернии  (Российская империя, совр. Белоруссия) в семье торговца лесом. Окончив Пинское реальное училище, Х. Вейцман изучал химию в Германии, а затем в Швейцарии. В 1897 г., в возрасте 23 лет, Х. Вейцман получил степень доктора. Во время своего обучения в Берлинском политехническом институте он присоединился к сионистскому движению, а в 1897 г. участвовал в работе Всемирного сионистского конгресса. Дважды Х. Вейцман избирался президентом    сионистской организации. После смерти Т. Герцля в 1904 г. Вейцман постепенно превратился в главного представителя мирового сионизма. В начале XX в. Вейцман переехал в Англию, преподавал биохимию в Манчестерском университете.

На протяжении четырех десятилетий Х. Вейцман был одним из наиболее активных борцов за создание еврейского государства. В необходимости создания которого он убеждал европейских, американских и арабских политических лидеров; способствовал созданию позитивного международного общественного мнения по этому вопросу.

В 1947 г. Х. Вейцман в составе еврейской делегации принимал активное участие в работе Генеральной Ассамблеи ООН, обсуждавшей проблему раздела Палестины на два независимых государства – еврейское и арабское.
Х. Вейцман был избран президентом Временного государственного совета страны. В феврале 1949 г. он стал первым президентом Государства Израиль и оставался на этом посту вплоть до своей смерти

Хаим Вейцман умер 9 ноября 1952 г. в г. Реховоте на 78-м году жизни. В соответствии с его завещанием, похоронен в саду своего дома при основаннгом им научно-исследовательском институте в Реховоте, переименованном в Институт Вейцмана. 

 

Вейцман Хаим в Николаеве. В период подготовки  Пятого Всемирного сионистского конгресса Х. Вейцман выступил организатором молодежного демократического крыла в международном сионистском движении. Он стремился объединить сионистски настроенную еврейскую молодежь единой программой действий, при этом удержать ее от участия в революционном движении, которое, по его мнению, могло нанести ущерб реализации идей сионизма о создании еврейского государства. С этой целью в 1901 г. Х Вейцман предпринял поездку по крупным городамчерты еврейской оседлости” Российской империи. Одним из таких городов стал Николаев. Хаим Вейцман прибыл в город 14 августа 1901 г.

Первый сионистский кружок в н Николаеве создан в 1899 г. Отсутствие единства и противоборство между различными его течениями являются одной из главных отличительных черт, характерных для сионистского движения с момента его возникновения и до сегодняшнего дня. Не избежали такой участи и сторонники сионизма в Николаеве. Уже в 1901 г. в городе было несколько кружков, между которыми не было единства. Х. Вейцман надеялся помочь николаевским сионистам преодолеть эту разобщенность.  

Чтобы не привлекать излишнего внимания властей, было решено, что доктор Х. Вейцман выступит с речью перед николаевской общественностью в одном из местных иудейских молитвенных домов. Официально это должно было выглядеть как проповедь заезжего проповедника. Николаевский  городовой раввин Лейб Анчилевич дал разрешение на выступление в молитвенном доме по ул. Черниговской № 15 (здание сохранилось, ныне в нем располагается Николаевская синагога) при условии, что он сам будет присутствовать на нем. В назначенное время при полном зале Х. Вейцман начал свое выступление, но через 15 минут в зал явился сам глава городской полиции – Николаевский полицмейстер. Оратор и городовой раввин были задержаны и отправлены в полицейский участок, собравшимся предложено разойтись.

Постоянный корреспондент петербургской еврейской газеты «Восход» в Николаеве, публиковавшийся под псевдонимом «Нениколаевец», так описывал эти события: «Я не рискну сказать, что у нас совсем умерло сионистское движение, но что это движение находится в какой-то переходной стадии, переживает серьезный перелом в своем первоначальном направлении, перелом, превративший прежний широкий и шумный поток в еле заметный, чуть слышно журчащий ручеек, этого никто у нас отрицать не станет. Без особого энтузиазма приезжал уполномоченный г. Темкин [известный палестинофил, крупный деятель сионистского движения в России начала ХХ в.]. Пробуждение интереса к сионизму вызвал приезд из Цюриха д-ра Вейцмана, который имел встречу с местными сионистами». С разрешения городового раввина Анчилевича д-р Х. Вейцман выступал в одной из городских синагог. Под предлогом того, что об этом не была предупреждена городская полиция, выступление было прервано, Х. Вейцмана пригласили последовать в полицейский участок. «Общество наше до сих пор не оправилось от этой нравственной пощечины, которая имела еще и свое продолжение… раввину был сделан официальный выговор, напечатанный в местном органе от имени представителя власти…».

Сохранилась объяснительная записка Л. Анчилевича. Раввин явно лукавил, называя Х. Вейцмана (в документе − доктор Вайцман) проповедником, которому он разрешил 14 августа 1901 г. произнести проповедь «на еврейском жаргоне» (идиш) в молитвенном доме. При этом он подчеркивал, что лично присутствовал при выступлении «на случай, если оратор станет уклоняться от темы или характера проповеди, остановить его». Л. Анчилевич воспользовался тем, что никто из представителей полиции и городских властей не владел еврейскими языками. О том, что власти были заранее оповещены о выступлении и крайне обеспокоены этим, свидетельствует то, что прервать выступление Х. Вейцмана явился сам полицмейстер, не доверяя сделать это своим подчиненным. Никаких сведений об аресте Х. Вейцмана нами не обнаружено, вероятно, полицмейстер ограничился только предупреждением, т.к. оратор был иностранным подданным. Очевидно, пользуясь тем, что Николаев относился к числу местностей, где существовали ограничения на право пребывания и проживание, Хаима Вейцмана выслали за пределы Николаевского градоначальства.

Наказание равиину последовало незамедлительно. 17 августа 1901 г. издан приказ Николаевского градоначальника № 49/6068 следующего содержания: «Временно исполняющему должность городового раввина Анчилевичу объявляю выговор за допущение постороннего лица на произнесение в одной из местных синагог поучения, противного общественному порядку». К тексту приказа сделана приписка: «Копии сообщены городовому раввину и редакции газ. «Южанин». Впоследствии Л. Анчилевич, которого градоначальник неоднократно вновь назначал исполнять обязанности городового раввина, проявлял особую осторожность во всем, что связано с сионизмом.

В 1901 г. в городе продолжалась борьба между различными течениями сионистов. Демократическая группа сионистов отправила делегатом на Базельский конгресс Р.Г. Шухмана, противники отослали на конгресс протест, с заявлением, что он самозванец и не является законным представителем местных сионистов. Отсутствие единства среди николаевских сионистов отмечалось и в последующие годы, когда в городе насчитывалось 6 сионистских кружков.

 

 

 

Николаевский

городовой раввин

августа 16 дня 1901 г.

№ 119

 

В канцелярию Николаевского градоначальника

 

   14 сего августа проповедник д-р Вайцман обратился ко мне через посредство г. Крепса с просьбой произнесть одну проповедь в одной из местных синагог на еврейском жаргоне. Так как я сам проповедей не произношу, и желая дать возможность евреям послушать иногда живое слово с алтаря синагоги, я дал свое письменное согласие с тем, однако, чтобы я лично присутствовал на случай, если оратор станет уклоняться от темы, имеющей характер проповеди, остановить его. На таких же основаниях давал разрешение проповедникам на еврейском жаргоне и бывший раввин Багров, не предупреждая об этом полиции.

   Вчера 15 сего августа, в 8 часов вечера, означенный проповедник явился в молитвенный дом, состоящий на Черниговской улице, №15, и приступил к своей проповеди, которая 15 минут спустя была прервана господином Николаевским Полицмейстером, на том основании, как мне объяснил г. полицмейстер, что я не вправе был разрешить этого собрания, не доводя об этом до сведения полиции, а не сделал я этого потому, как я уже имел честь объяснить, что бывший раввин Богров никогда о таких собраниях полиции не сообщал, исключая очень сомнительных случаев, вследствие чего Имею честь покорнейше просить Канцелярию Николаевского градоначальника сообщить мне, о каких именно собраниях, заседаниях и всяких сборищах я обязан доносить полиции.

 

И. д. Городового Раввина        Л. Анчилевич

 

Источники и литература:

Восход – 1901. – № 51. – С. 23; № 79. – С. 13.

ГАНО. Ф. 229, оп. 1, д. 119, л. 9-10.

Рассвет. – 1910. – № 48. – Ст. 84.

Левченко Л. Історія Миколаївського і Севастопольського військового губернаторства (1805-1900) / Л. Левченко – Миколаїв: Вид. МДГУ ім. П. Могили, 2006. – С. 156.

Шапиро М. 100 великих евреев  / М. Шапиро. – М. : Вече, 2004.

Официальный сайт Weizman Institute of  Science  [электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.weizmann.ac.il/

Щукин В.В., Павлюк А.Н. Земляки. Очерки истории еврейской общины города Николаева (конец XVIII – начало ХХ вв.) / В.В. Щукин, А.Н. Павлюк.  – Николаев : Изд. И. Гудым, 2009. – С.62-97.

 

В.В. Щукин

Posted in В, История Николаева, Народы, Персоналии, Статьи, Щукин В.В..