Виленский Лейб Вольфович /Иегуда-Лейб-Нисан Вульфович/ (1870-1935 гг.)

Виленский Лейб Вольфович /Иегуда-Лейб-Нисан Вульфович, ивр. יהודה ליב וילנסקי‎/ (1870-1935 гг.) – доктор философии, Николаевский городской (казенный) раввин в 1903-1905 гг.

Yehuda_Leib_Wilensky

Л. В. Виленский

В 1902 г. Л.В. Виленский баллотировался в качестве одного из 5 кандидатов на выборах на должность Николаевского казенного раввина. Раввинские выборы состоялись 30 октября 1902 г. По результатам голосования с одинаковым числом голосов победили кандидаты Виленский и Фрейденберг.  Как отмечала столичная газета «Будущность», «Раввинские выборы, окончившиеся избранием доктора философии Виленского, не обошлись без протеста от имени 24 уполномоченных поступила в городскую управу «докладная записка» о том, что он «не имеет раввинского прошлого и закончил иностранный университет, не имеет специальной раввинской подготовки, а значит не имеет права занимать должность раввина».Родился в 1870 г. в местечке Чечерск Могилевской губернии в семье потомственных раввинов. Обучался в Берлинском и Базельском университетах, в 1891 г. получил степень доктора химии и философии Базельского университета. Во время обучения в Берлине увлекся идеями сионизма, был одним из основателей союза студентов-сионистов в Берлине. Участник 1-го и последующих сионистских конгрессов.

С формальной точки зрения жалобщики были правы, но в начале 1903 г.  Николаевский градоначальник все же утвердил Льва Вульфовича Виленского Николаевским общественным  (казенным) раввином.

К моменту переезда в Николаев у семьи  Виленских было уже двое детей – сын Шмуэль и дочь Мириам (в будущем известная израильская детская писательница Miriam Yalan-Shtekеlis).

Молодой, образованный и энергичный раввин пользовался уважением николаевского еврейского купечества и интеллигенции. Его избрали членом правления нескольких благотворительных обществ. Были у него и планы относительно реформирования деятельности раввинов. Возможно, он был автором анонимной заметки, опубликованной в столичной газете «Восход», в которой говорилось: «Не мешало бы теперь нашей общине подумать об уничтожении особой платы за всякие духовные требы… пора, наконец избавить бедное население от всяких приплат за рождения и смерти, венчания и разводы… масса лиц, понятно, из бедного слоя, остаются не внесенными в метрические книги, единственно лишь потому, что у родителей не было полтинника или рубля на оплату трудов раввина». Известный израильский исследователь М. Полищук считает, что именно во время пребывания на посту городского раввина Л.В. Виленского, николаевский раввинат достиг наибольшего влияния и авторитета за всю историю своего существования.

Особое внимание властей к деятельности раввина Л.В. Виленского было привлечено в связи с революционными событиями осени 1905 г. 18 октября в Николаеве был получен текст Высочайшего Манифеста о даровании прав и свобод жителям Российской империи. События этого и последующих дней изложены  в документе, составленном ротмистром Херсонского губернского жандармского управления Левдиковым, составленном по донесениям тайной жандармской агентуры. В нем отмечается: «Виленский Лев Вульфович, Николаевский городской раввин. До Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 г. Виленский, как человек в высшей степени умный и хитрый вел дело политической пропаганды среди еврейского населения города чрезвычайно осторожно и умно… В проповедях очень искусно касался современного общественного строя, едко критикуя самодержавный режим, всячески притесняющий евреев, считая их элементом опасным. Манифест 17 октября совершенно пьянил сдержанного ранее раввина Виленского и он 18 октября произнес публичную речь с крыльца театра Шеффера. В речи он поздравил народ с завоеванной свободой, доказывая, что манифест дан под давлением грозного еврейского пролетариата и требовал немедленного его осуществления и низвержения всего существующего самодержавно-бюрократического строя. «Довольно с нас гнета и унижения, покажем всему миру, что мы евреи – сила, перед которой склонит голову сгнившее самодержавие…». Если принять на веру все, о чем написано в документе, то Л. Виленский предстает перед нами в облике революционера-радикала социал-демократического толка, что явно не вяжется с его статусом городского раввина, даже с учетом его сионистского прошлого. Фантазия авторов документа явно перехлестывала через край, особенно в отношении идеи создания Южно-Русской республики, о которой нет упоминания ни в одном другом источнике.

Вопрос о причастности городского раввина к организации отрядов еврейской самообороны в г. Николаеве следует признать достаточно дискуссионным, поскольку иных подтверждений, кроме приведенного документа, обнаружить пока не удалось. Далее в жандармском донесении говорилось, что Л. Виленский «18, 19 и 20 октября приходил к градоначальнику в составе депутации от города, вел себя в высшей степени дерзко и вызывающе, прямо укорял городскую власть в организации еврейского погрома. 9 ноября Виленский отправил в Кривой Рог 28 человек «боевиков» для организации там боевой дружины и сам отправился туда же  11 ноября для личного участия в организации этой революционной дружины».  Следует отметить, что обвинения Л. Виленского по адресу городской администрации были не беспочвенными. Именно попустительство и пассивность градоначальника и городской полиции имели результатом то, что погром не пресекли в самом начале и он продолжался три дня. Далее жандармская агентура пытается просто демонизировать личность раввина, выставляя его еще и организатором еврейской самообороны в Кривом Роге.

Л.В. Виленский был одним из инициаторов создания Комитета по оказанию помощи пострадавшим от погрома в Николаеве при николаевском биржевом комитете и возглавлял его до начала 1906 г. Силами этого Комитета в период с 25 октября по 27 декабря 1905 г. было собрано117 256 руб. 46 коп.

В связи с сохранявшейся опасностью революционных выступлений и еврейских погромов, в Николаеве вводится особое положение и с начала 1906 г. власть в городе передается в руки временного Николаевского генерал-губернатора. На этот пост был назначен генерал А.Н. Ступин. По его распоряжению в начале января 1906 г. Л.В. Виленский арестован. 18 января секретным письмом, направленным министру внутренних дел, А.Н. Ступин просил разрешения выслать арестованного за пределы Николаевского градоначальства, письму прилагались агентурные сведения, о которых шла речь выше. Министр 20 января телеграммой через Одесского временного генерал-губернатора А.В. Каульбарса предложил высылку пока отложить.

Дело раввина Л.В. Виленского в спешном порядке рассматривалось Особым совещанием при МВД. 30 января 1906 г. «от Департамента полиции объявлено раввину Льву Вольфовичу Виленскому, что по рассмотрении в особом совещании… обстоятельств дела о названном лице, господин министр внутренних дел постановил: выслать Виленского в отдаленные места Якутской области под надзор полиции на 4 года, считая срок с 26 января 1906 г.».  Таким образом, решение  о ссылке было принято министром внутренних дел П.А. Столыпиным лишь на основе агентурных данных, фактически без суда и следствия.

Арест Николаевского городского раввина приобрел общероссийскую известность, о нем писали столичные газеты, арест связывали с «интригами заинтересованных в ближайших выборах раввина лиц и стремлением партии «правового порядка»  обезопасить себя во время выборов в Государственную Думу от нежелательных им лиц». Так как дело стало приобретать нежелательную огласку, расследование все же было проведено, после чего министр внутренних дел 28 марта того же года отменил предыдущее решение, объяснив это тем, что виновность раввина «установлена исключительно данными агентурного характера, которые не могли быть проверены», но и не были полностью опровергнуты показаниями свидетелей. При этом предписывалось «воспретить Виленскому жительство в Николаеве и Херсонской губернии на определенный ему четырехлетний срок и вменить… в назидание предварительное содержание под стражей».  6 апреля 1906 г. раввина освободили из-под стражи и предложили покинуть пределы города не позднее утра следующего дня. По донесению Николаевского полицмейстера, Л.В. Виленский 7 апреля 1606 г. уехал в Харьков, впоследствии он больше в Николаев никогда не возвращался.

Дальнейшая судьба Лейба Вульфовича Виленского сложилась достаточно ярко. Вскоре он с семьей переехал в Берлин, где продолжал активно участвовать в сионистском движении. После начала І Мировой войны как российский подданный он должен был вернуться в Российскую империю, неоднократно менял место жительства, проживал в Минске, Петрограде, вновь вернулся в Харьков. После Февральской (1917 г.) революции избран председателем харьковской еврейской общины. Участвовал в работе Всероссийского сионистского конгресса в Петрограде (1917 г.).

В 1920 г. Л.В. Виленский  эмигрировал в Палестину (Эрец-Израиль), где его сын Шмуэль проживал с 1912 г.  Там он работал в фонде «Керен Ха-Йесод», созданном Х. Вейцманом и З Жаботинским для финансирования процессов создания и развития инфраструктуры будущего еврейского государства.

Умер Л.В. Виленский в 1935 г. в возрате 65 лет, похоронен в Хайфе.

Источники и литература:

Виленский Иегуда-Лейб-Нисан // Российская еврейская энциклопедия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rujen.ru/index.php

Восход – 1903. – № 11. – Ст. 26-27.

ГАНО. Ф. 229, оп. 1, д. 144.

ГАНО. Ф. 229, оп. 4, д. 161.

Хроника еврейской жизни. ─ 1906 г. ─ № 5. ─ Ст. 23-24; ─ № 7.

Щукин В.В., Павлюк А.Н. Земляки. Очерки истории еврейской общины города Николаева (конец XVIII – начало ХХ вв.) /В.В. Щукин, А.Н. Павлюк – Николаев: Изд. Ирины Гудым – С. 145-146.

 

В.В. Щукин

Posted in В, Персоналии, Религия и церковь, Статьи, Щукин В.В..