Воспитанники Южнославянского пансиона перед его зданием. На пороге стоит Т. Минков. Начало 1870х гг.

Южнославянский пансион

Южнославянский пансион – среднее учебно-воспитательное заведение закрытого типа, действовавшее в Николаеве в 1862 – 1865 гг. и в 1867 – 1892 гг.

Воспитанники Южнославянского пансиона перед его зданием. На пороге стоит Т. Минков. Начало 1870х гг.

Воспитанники Южнославянского пансиона перед его зданием. На пороге стоит Т. Минков. Начало 1870х гг.

Поражение Российской империи в Крымской войне 1853-1856 гг. имело одним из последствий всплеск национального движения среди балканских славянских народов, находившихся под гнетом Османской империи и по-прежнему видевших в России единственную опору в их борьбе за освобождение от османского ига, поскольку в этой войне Россия выступила как единственная страна, воевавшая против Турции. Большинство же европейских стран участвовали в войне как турецкие союзники.

Российское правительство, исподволь готовясь к реваншу в борьбе с Турцией, всячески поддерживало эти национальные движения. Выражением солидарности с ними стало распространение в российском обществе идей славянофильства и панславизма. Одним из перспективных направлений такой политики была поддержка миграционных настроений среди болгарской и сербской молодежи, стремившейся попасть в Россию. Одним из главных стимулов для такой миграции было желание получить полноценное образование, что было проблемно для славян в Османской империи. Российское же правительство полагало, что, получив российское образование, южнославянская молодежь в перспективе будет способствовать формированию пророссийских настроений в болгарском и сербском обществе, а это должно создать благоприятные для России условия в ходе будущих российско-турецких войн. Как показали дальнейшие события, эти расчеты оказались вполне оправданными.

МИД Российской империи ежегодно выделял по 5 тыс. руб. на стипендии для болгар, приезжавших в Россию на обучение. В обществе активно обсуждался вопрос о необходимости создания специального учебно-воспитательного учреждения для болгарских и сербских юношей, прибывавших в страну.

В 1861 г. в Министерстве народного просвещения возникла идея открыть для болгарских детей особый пансион, в котором они могли бы жить, получать присмотр и воспитание, обучаясь в российских учебных заведениях. Первоначально предполагалось открыть его в Киеве или Одессе, но со временем возникла мысль о том, что соблазны больших городов могут негативно влиять на нравственность молодых людей. В силу этого выбор  пал на относительно небольшой город Николаев.

В Николаеве в это время упразднялось военно-морское учебное заведение – Черноморская штурманская рота, а новый пансион мог занять ее помещения (здание, где ранее размещалось Морское артиллерийское училище). 32 бывших ученика штурманской роты переводились в новый пансион и по мере завершения обучения замещались пансионерами из числа южных славян.

14 июня 1862 г. министром народного просвещения А.В. Головниным издан приказ попечителю Одесского учебного округа о создании в Николаеве пансиона для выходцев с Балкан. Пансион находился в подчинении Министерства народного образования, но финансировался из средств МИД. В 1863 г. на должность надзирателя в пансион принят Федор /Тодор/ Николаевич Минков.

Сначала в пансионе было всего 27 болгарских и двое сербских воспитанников, а по плану МИД он был рассчитан на содержание 40 человек. Учебное заведение сразу же начало пользоваться популярностью среди балканских славян – в русские консульства хлынул поток прошений от болгарских семей о зачислении их детей в пансион. Когда 14 ноября 1862 г. в Николаеве открылась мужская гимназия (с 1874 г. – Александровская мужская гимназия), пансион был включен в ее структуру. Оба учебных заведения располагались в одном здании. В январе 1863 г., из пансиона выпущены последние 8 учеников Николаевской штурманской роты, к этому времени их полностью заменили воспитанники болгарского и сербского происхождения.

История первого южнославянского пансиона оказалась недолгой.  В 1865 г. учебные заведения Николаева перешли из ведомства Одесского учебного округа в подчинение Николаевского военного губернатора вице-адмирала Б.А. Глазенапа, который полагал, что содержание пансиона требует слишком больших расходов от казны. Он обратился к министру народного просвещения с предложением упразднить пансион, ссылаясь н то, что число пансионеров быстро растет, помещение гимназии (которая также расширялась) для них уже тесно. Кроме того, он считал, что закрытое учебное заведение лишает болгарских юношей возможности адаптации к «условиям общественной жизни в России». Он считал, что полезнее поселить их для проживания в местных русских семьях. 11 марта 1865 г. Министерство народного просвещения одобрило предложение Б.А. фон Глазенапа, 23 марта оно утверждено императором Александром II, и 1 января 1866 г. пансион упразднен (занятия прекратились 10 февраля). Пансионеров расселили в семьях местных жителей.

Ф. Минков считал такое положение ненормальным и сразу же начал борьбу за возобновление деятельности пансиона. Он заручился поддержкой известного славянофила И.С. Аксакова, высокопоставленных чиновников МИДа и российских дипломатов, служивших в Турции и на Балканах. Им удалось убедить министра народного просвещения Д.А.Толстого, который   обратился к императору с докладом «О новом устройстве воспитания южных славян в Николаевской гимназии». Доклад был одобрен и 10 февраля 1867 г. императором дано разрешение на открытие пансиона, но в качестве частного учебного заведения. Возглавить его поручили Ф. Минкову.

Новый Южнославянский пансион открылся 1 марта 1867 г. На момент открытия в нем числилось всего 15 воспитанников, первым из которых был И. Вазов из болгарского села Градец (ныне община Котел, область Сливен). Но после того как Азиатский департамент МИДа 18 марта 1867 г. известил русские консульства на Балканах об открытии пансиона, количество учащихся начало быстро расти. Пансион занял двухэтажное здание в центре Николаева, на углу Никольской и Инженерной улиц (адрес – Никольская, 65 номер дома изменился на 71). Дом снесен в 1990 г., сейчас на его месте – незавершенный «долгострой» галантерейной фабрики.

На первом этаже размещались учебные помещения, канцелярия и библиотека, второй этаж занимала квартира Ф.Н. Минкова и больничная палата на 15 мест. Штат пансиона состоял из 3 надзирателей, учителя церковного пения и музыки (два раза в неделю пансионеров учили играть на фортепиано и скрипке), учителя танцев, врача и 16 человек прислуги; за штатом числился учитель болгарского языка. Услуги преподавателей оплачивались Ф.Н. Минковым из его собственных средств. Кроме того, особое внимание уделялось военному делу – трижды в месяц с воспитанниками занимались военной подготовкой офицеры местного гарнизона. Усилиями директора создана библиотека, насчитывавшая более 3 тыс. томов. При пансионе действовали образцовый хор, ученический театр. В пансионе выходил рукописный литературный журнал “Братский труд”, активное участие в издании которого принимал Алеко Константинов.

На содержание 35 воспитанников Азиатский департамент МИДа Российской империи отпускал по 300 рублей серебром в год, в пансионе также воспитывались и дети, содержание которых оплачивалось родителями. Обычно в течение учебного года число воспитанников превышало сотню: так, в 1878 г. в пансионе воспитывалось 119 ребят, в 1881-м – 115, в 1883-м – 105. Учились они в Николаевской Александровской мужской гимназии, а с октября 1873 г. – и в Николаевском Александровском реальном училище. Например, в 1878 г. из 392 николаевских гимназистов воспитанниками Минкова были 72, а из 291 «реалистов» – 46, т.е. пансионером был каждый шестой учащийся города в этих учебных заведениях.

Большинство воспитанников (около 90 %) по национальной принадлежности были болгары, жили в пансионе также русские, сербы, хорваты, черногорцы, македонцы, греки, румыны, албанцы, чехи и даже православные арабы из Иерусалима. Так, в 1883 г. из 105 воспитанников 88 были болгарами, 13 – русскими, также в том году в пансионе воспитывались 1 серб, 1 черногорец и 1 чех. Учащиеся носили однобортный мундир темно-синего цвета с черными суконными панталонами и форменной фуражкой; у пансионеров, учившихся в гимназии, пуговицы мундира были посеребренные, у «реалистов» – медные.

День в пансионе начинался с побудки в 6 часов утра, затем следовали общая молитва и завтрак. После завтрака воспитанники занимались приготовлением уроков, а затем отправлялись на занятия. В 15.00 следовал обед, после обеда – свободное время, а с 16.00 до 18.30. воспитанники снова занимались домашней подготовкой, во время которой за ними наблюдал надзиратель и его помощник из старших учеников. День завершался ужином.

Пансион зарекомендовал себя как элитное учебное заведение, многие его воспитанники впоследствии поступили в высшие учебные заведения. Точное число учащихся, вышедших из стен николаевского Южнославянского пансиона за четверть века (1867 – 1892 гг.), неизвестно; по разным данным, оно колеблется от 400 до 800 человек. Многие из этих людей затем вписали свои имена в историю Болгарии.

Ф.Н. Минков был для пансионеров настоящим отцом. Его биограф С. Тодоров писал о нем: «Пансион, его дорогое детище, был, в сущности, его жизнью. Он вставал раньше учеников, а ложился последним». При этом пансион не приносил владельцу никакой прибыли, но и требовал постоянных расходов из личных средств. Многих пансионеров Ф.Н. Минков содержал за свой счет, некоторые просто жили в его семье.

В пансионе воспитывались будущие активные участники освободительного движения против турецкого ига, национальные герои Болгарии Панайот Волов, Атанас Узунов, Андрей Богданов, Михаил Греков, Яков Петков, Сава Геренов; выдающиеся деятели болгарской культуры – классик болгарской литературы Алеко Константинов, прозаик Георги Стаматов, журналист Рачо Славейков, драматург Илия Миларов, театральный режиссер Васил Налбуров, педагог и мемуарист Добри Ганчев, основатель болгарской оперы Константин Михайлов-Стоян, дирижер и музыкальный педагог Стоян Бешков, один из первых болгарских хирургов Георги Калатинов, основатели болгарской военной медицины генерал-майоры Стефан Бочаров и Юрдан Севвов, видный инженер-железнодорожник Йосиф Загорски.

Три выпускника пансиона – Георги Кирков, Пенчо Райков и Антон Каблешков – стали академиками Болгарской Академии наук. Шесть человек – Константин Никифоров, Тодор Тодоров, Петр Пешев, Петр Абрашев, Константин Писарев, Димитр Тончев – в разные годы занимали в Болгарии министерские посты; Александр Малинов трижды занимал пост болгарского министра иностранных дел и исповеданий и трижды – в 1908, 1918 и 1931 гг. – становился премьер-министром Болгарии.

Среди русских воспитанников пансиона стоит отметить Ивана Федоровича Похитонова, который стал одним из виднейших русских дипломатов.

Самым торжественным днем для Южнославянского пансиона всегда было 11 мая – День святых Кирилла и Мефодия. Ежегодно он отмечался как большой праздник, в котором принимал участие весь цвет николаевского общества. Особо запоминающимся стало 11 мая 1886 г. – в этот день пансион посетил российский император Александр III. Воспитанники во главе с директором встретили его у входа в здание. Император осмотрел пансион, побеседовал с его воспитанниками и остался очень доволен увиденным.

В 1892 г. МИД прекратило финансирование учебного заведения и Южнославянский пансион в Николаеве был закрыт.

Ф. Н. Минков уехал с семьей в свое имение –  с. Ровины Кобринского уезда Гродненской губернии (с 1960-х гг. деревня Сиреневка Дрогичинского района Брестской области) в Белоруссии. Впоследствии он добился от МИД права открыть за собственные средства в близлежащем местечке Дрогичин небольшой частный лицей для подготовки молодежи к обучению в кадетских корпусах. В него принимались мальчики, достигшие 10-летнего возраста. Заведение просуществовало до его смерти в 1906 г.

Фотографии и изображения:

Источники и литература:

Андреев А.Д. Пансионът на Тодор Минков, връзките му с московските славянофили и българската емиграция / А.Д. Андреев // Българите в Северното Причерноморие. Изследвания и материали. – Т. 7. – В. Търново, 2000. – С. 311-319.

Ковалева О.Ф.Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истокв до начала XX века). Кн.1. Из прошлого культурной жизни на Николаевщине  / О.Ф.  Ковалева, В.П. Чистов В.П. – Николаев : Тетра, 2000. – С.121-123.

Южнославянски пансион. Град Николаев. Тодор Минков – русско-болгарский просветитель [Электронный ресурс] // BG diaspora. Культурно-просветительская организация болгар в Москве. Режим доступа: http://bgdiaspora.h3b.ru/9097

В.В. Щукин

Posted in Образование, Статьи, Учебные заведения, Щукин В.В., Ю.